Наталия Лялина (chickenleghouse) wrote,
Наталия Лялина
chickenleghouse

Необузданные ритмы монгольских кочевников в мультикультурном Сиэтле

Статья, опубликованная в газете "Русский мир" (выпуск 30 августа -- 12 сентября 2010 г.).
Дополнение (оно есть в газете): концерт гармонично дополнил дивный видеоряд, профессионально подготовленный Вячеславом Алексеевым.

Сердечно благодарю Юлиану, Намгар и всех музыкантов за тонкие, вдумчивые замечания и дополнения, и совершенно неоценимую помощь в работе над статьей. Спасибо, ребята!

Наташа


Необузданные ритмы монгольских кочевников в мультикультурном Сиэтле

В начале августа Сиэтл навестил уникальный московско-бурятский музыкальный коллектив "Намгар". Дорогие гости привезли с собой диковинную бурятскую и монгольскую традиционную музыку как в аутентичной манере исполнения, так и в современных электроаранжировках с бас-гитарой и ударными. Изюминкой сиэтлских выступлений известных в мире этномузыки исполнителей стали удивительные эксперименты в области соединения бурятской и русской народной песни, представленные Намгар совместно с певицей Юлианой Светличной.

Группа, созданная в 2001 году музыкантами из Улан-Удэ Намгар Лхасарановой и Евгением Золотаревым и с тех пор, единственная из российских музыкальных коллективов, участвовавшая во множестве крупных мировых музыкальных фестивалях, в данное время находится в двухмесячном туре по Канаде (Ванкувер, Оттава, Торонто), а в нашем штате побывала впервые. Благодаря счастливому стечению обстоятельств и гостеприимству наших сиэтлских музыкантов, помогавшим группе Намгар, коллектив дал два незабываемых концерта - в Сиэтле и Редмонде.
Первый, аккустический (то есть без использования каких-либо электроинструментов) и более камерный, концерт прошел в миниатюрном, известном образовательными музыкальными программами для детей зале Soundbridge знаменитого Benaroya Hall. В этом концерте-лекции вокалистка группы Намгар поведала нам о традиционных бурятских инструментах и мелодиях, таких, как ёхор (бурятский хороводный танец), нэрьен (плясовая), игровые "песни кольца", а также бурятские и монгольские протяжные лирические песни. Николай Грачев помог донести познавательную мини-лекцию до англоязычной части публики.
Сибиряки совершенно потрясли слушателей широтой вокального, репертуарного и артистического диапазона. Что же стоит за этой волшебной, столь своебразной музыкальной гармонией? Чтобы лучше понять, откуда народ черпает вдохновение и мелодии своих песен, обратимся к истории и географии этого народа... Ведь что такое Бурятия? Это высокогорье, южные степи и сибирская тайга, и около 30 тысяч рек и 35 тысяч озер, включая глубочайшее в мире пресноводное озеро Байкал. Граничащая на юге с современной Монголией, Бурятия образовалась в результате распада Великой Монгольской империи, а в 1703 году (когда был основан любимец россиян Санкт-Петербург) Петр Первый кинул взгляд и на восток, приняв Бурятию в состав Московского государства. И в песнях кочевников-завоевателей, конечно же,
слышна мощь Монгольской империи и духа ее гордых воинов-победителей. А на другой стороне музыкальной палитры - пронзительная женская лирика в песнях о покинутом в юном возрасте доме (девушек в былые времена увозили в дальние края, отдавая замуж уже в 12-13 лет), о красоте родных мест, о быстроногих скакунах, о радости общения с друзьями, о трепетном, нежном отношении к родителям и – завуалированно – о потаённых чувствах.

Энергичные ритмы ёхоров заколдовывают сердце рокотом лошадиного табуна или цокотом конских копыт и покриками наездника, пока не утихнут, не пропадут где-то вдали, или не утомятся, не выдохнутся от быстрой езды. В таких композициях незаменима роль ударных. Барабаны вообще играют значительную роль в мировой народной музыке, иногда являясь единственным аккомпанементом в песне или танце. Может показаться неожиданным, но для барабанщика невероятно важно быть хорошим слушателем - и, следя за игрой Вадима Шубина, талантливого барабанщика группы, в этом концерте игравшем на кахоне, невозможно не отметить, насколько тонко и внимательно он вслушивался в пение певицы, улавливал детали, поддерживая своими чарующими ритмами.
В других напевах слышится сила, чистота и гармония водной стихии - бьющихся о скалы волн, трели озерной овсянки или истосковавшейся по влаге, иссушенной степной земли, поливаемой дождем (попурри из двух народных песен "Ганга нуурай гургалдай - Ёохор" ("Озерная овсянка" и ёхор "Давайте веселиться вместе") и современная композиция "Дождь в степи").
Исключительную по силе и пронзительности, молитвенно звучащую "Уншэн сагаан ботогон" ("Сиротка-верблюжонок") Намгар исполнила без музыкального сопровождения, предварив вокал игрой на варгане. Песню эту просто невозможно забыть - она трогает до глубины души, как призвана тронуть покинувшую свое дитя верблюдицу или новую маму для сироты-верблюжонка, на которую возлагалась надежда выкормить подкидыша. Мелодию играли на морин-хууре так, что у верблюдицы капали слезы - и она принимала и выкармливала сиротку! Оказывается, в современной Монголии кочевники по сей день практикуют это пение.
Одна из старинных песен сохранилась у бурятов, что после Октябрьской революции эмигрировали в Китай. Героиня этой песни - выданная замуж и увезенная мужем в дальние края девушка, тоскующая по родным местам. Нам с вами, много лет живущим за пределами своей родины, ситуация знакома, но мне хотелось услышать мнение Намгар как хранительницы монголо-бурятского песенного наследия, почему же покидающие родину люди зачастую сохраняют свою культуру в большей степени, чем те, кто остается на своей земле. Намгар рассказала, что в СССР старинные песни были заменены на новые - комсомольские, коммунистические, произошла некая подмена культур, тогда как у бурятов-эмигрантов осталась свобода сохранить старинные напевы.
Монгольская народная песня "Юндэнгого", существующая, как любая народная песня, в разных вариантах, прозвучала в вариации, известной западным монголам. Это песня влюбленной в своего мужа женщины, которая страдает от небывалой его привлекательности. Каждый куплет описывает, как красив его гыгыл (костюм), прекрасны волосы, хорош запах - настолько, что все женщины в него влюбляются. Но пусть не обманет читателя нехитрый пересказ песни: лишь только раздаются первые звуки музыки, обнажается все, что творится в душе ревнующей женщины: мы слышим страсть, и боль, и болезненный ритм беснующегося сердца - куда ретивым коням догнать его! Перед нами не тихая послушная восточная женщина, но хозяйка степи, хотя вот именно сейчас - не хозяйка собственного строптивого сердца.
В течение концерта Намгар рассказала о диковинных, малоизвестных широкой публике восточноазиатских инструментах. Сама певица аккомпанировала себе на ятаге и варгане. Ятага, или дальневосточная цитра, широко распространена в фольклорной культуре всей Азии: так же, как мы с вами заимствуем привычки, словечки и пресловутые солонки у соседей и друзей, народы заимствуют друг у друга песни, сказки, ритмы и музыкальные инструменты. Похожий на ятагу инструмент вы встретите в Китае, Японии, Корее, Монголии и азиатских республиках России. Традиционно струны ятаги изготавливали из верблюжьих жил (восточноазиатская музыкальная традиция известна тем, что на инструменты шли самые неожиданные, на западный вкус, материалы). В наше время однако отдается предпочтение синтетическим материалам: они и прочнее, служат дольше (что важно при перепадах температур - ведь музыканты много путешествуют), да и к природе отношение бережнее. Варган же - это русское название одного из старейших на земле язычковых музыкальных инструментов (слово "варга" на древнеславянском означает "рот, губа"), встречающихся у большинства народов мира. Другие названия инструмента - комус, хомус, кубыз. (Помимо концертов, группа также поучаствовала в "джем сейшн" с ведущими музыкантами Сиэтла в жанре world music, а предварился он мастер-классом Намгар по бурятской манере пения и как раз игре на варганах.) Евгений Золотарев постоянный музыкант, аранжировщик, создатель группы и верный спутник жизни Намгар на протяжение вот уже двадцати лет. Благодаря аранжировкам Евгения, его особого видения бурятской старинной мелодики, появилась настоящая программа, с которой выступает «Намгар». Чанза (вид трехструнной лютни), на которой играл Женя, сделана по древним традициям из змеиной кожи. И неотъемлемая часть группы играющий на различных ударных инструментах Вадим Шубин. Как и Намгар с Евгением, он пришел в этническую музыку, попробовав себя в других музыкальных направлениях (таких, например, как джаз и fusion). Появление молодого талантливого барабанщика из Читы потрясло Москву - сейчас Вадим считается одним из лучших барабаншиков России и играет в коллективах Намгар, Инны Желанной и других. Поразительно то, как каждый инструмент этого необыкновенного маленького оркестра не растворяется в общем потоке, стоит сам за себя, и как при этом гармонично звучание коллектива.

Второй концерт содержал в себе две очень различные по звучанию программы: аккустическую и большую, полную программу с современными аранжировками, участием ударных и бас-гитары, а также использованием звуковых эффектов. К сожалению, не все музыканты смогли получить визу США и присоединиться к концертам в нашем городе. Поэтому партию бас-гитары исполнил сиэтлский музыкант Сергей Прожогин, известный публике по выступлениям с OK- Band (Krista Kifer Band), KGB (Kontemporary Garage Band) и другими. Будучи талантливым басистом, выступавшим с известными группами в санкт-петербургских клубах, Сергей сумел быстро и поразительно гармонично влиться в группу уже на первой репетиции.
Фьюжн - музыкальный жанр, в котором элементы джаза сочетаются с другими направлениями музыки (такими, как рок или этномузыка). Музыканты "Намгар" работают в жанрах folk rock или ethno world fusion, в которых этническая (народная, мировая) музыка сплавляется с элементами других музыкальных направлений (таких, как рок, джаз-рок). И вот этот сплав, как мне видится, ближе и доступнее для понимания большинства современных людей, чем этномузыка в чистом виде. Ведь, несмотря на то, что чувства, передаваемые словами старинной песни, неизменны и современному человеку знакомы, способы выражения и донесения до публики этих чувств и переживаний с веками изменились. Многие композиции выиграли от современных аранжировок и участия электроинструментов как, например, "Юндэнгого" и спетый в унисон всеми музыкантами заключительный ёхор, прозвучавший как торжественный гимн или заклинание.

Песни музыкантов сопровождались необыкновенной пластикой Намгар, будь то женственные движения лирических песен или энергичные хороводные кочевников. Намгар рассказала и о костюмах, в которых выступли музыканты. Это традиционные женский и мужские бурятские костюмы (за исключением тюбетейки на голове Евгения, которая оказалась узбекской - что в контексте культуры кочевников, а также world music и fusion кажется как раз на своем месте). На голове Намгар - изысканный убор богатой замужней женщины, украшенный драгоценными камнями, что привозились из Индии. Волосы убраны в две косы, состоящие из множества тонких косичек и перехваченные длинными заколками. Волосы намасливали, чтобы прическа держала форму. Головной убор был выполнен по эскизам известного далеко за пределами России бурятского художника Даши Намдакова, и лишь позже Намгар узнала, что изображенное на нем животное (сибирский горный козел) - символ древнего рода ее отца (шарайд).

Уникальностью сиэтлских выступлений группы стали эксперименты музыкантов в области соединения двух различных народных песенных культур, продемонстрированные Намгар и Юлианой на обоих концертах и на июльском арт-фестивале в Белвью. Эксперименты эти произвели по-настоящему ошеломляющее впечатление. При всей несхожести двух народных песенных культур музыканты сумели показать, как песни разных народов близки и чем-то похожи между собой! Под аккомпанемент хомуса, кахона, чанзы и коста-риканского инструмента, имитирующего раскатистый звук извергающегося вулкана, вместе с восточными напевами Намгар Юлиана исполнила распевную лирическую песню Смоленского региона "Травушка-муравушка". Эта старинная русская песня о готовности сердца девушки любить в столь неожиданной аранжировке прозвучала поразительно современно. Две другие экспериментальные композиции - шуточная песня Смоленской области "На горе снег напал" и лирическая Калужской области "Горемычная кукушечка" о светлых девичьих грёзах. Две девушки, каждая с подлинной старинной мелодией и традиционным аутентичным вокалом своего народа, уступая и перекликаясь одна с другой, сливались наконец в том, что казалось хором девушек всей земли. Вот стоят они, каждая в своем уголке земли, на своем континенте, будь то Европа, Азия, Америка ли, степь или горы, или среднерусская равнина, в разных точках истории своего народа и собственного жизенного пути, и вместе с тем в одной точке раз и навсегда, напевая каждая о своем ненаглядном, - и ты нутром чуешь правду сердца и знаешь, что так было и будет до скончания веков, словно заблудившиеся в потоке времени молодые прабабки твои, одна славянка, вторая азиатка, вдруг заговорили с тобой.

Юлиану Светличную представлять любителям фольклорной музыки не надо - эту лучезарную певицу и ее группу "Пава" знают и любят в Сиэтле. В течение нескольких лет Юлиана доносит до слушателей Америки и Европы редкостный даже для России музыкальный материал. При этом круг интересов певицы, этномузыковеда и основателя группы "Пава" не ограничивается только русскими песенными традициями, и подтверждение тому - та теплота и щедрость, с какой она приняла в своем доме и организовала выступления уникальных бурятских музыкантов. Намгар на прощание сказала о Юлиане и Николае: "Вы даже не представляете себе, как нас приняли и помогают, до чего это добрые люди - настоящая широкая русская душа!"

Что совершенно поразило меня, неискушенного в этнической музыке человека, так это насколько песни "Намгар", как аккустические, так и в современных электроаранжировках, легки, естественны в восприятии - насколько они современны! Многие исполненные песни есть на блестящем диске группы "Намгар" Nomad ("Кочевники"). Музыка действительно, без громких слов, объединяет, сближает людей, показывая нам, как при всех несомненных отличиях у нас всех общие корни, одна земля и один путь на этой земле. Народная песня рассказывает о каждодневном быте и заботах, праздниках, урожае, рождении и смерти, и о чувствах, которые знакомы всем, и кочевникам, и землепашцам: любовь и ревность, веселье и боль, тоска по дому. И хотя у всего этого есть свои названия в разных языках и, слушая большинству из нас чужой, диковинный, непонятный бурятский или монгольский язык песен Намгар, всем существом своим ощущаешь, как на глубинном уровне, в самой сердцевине того, что мы именуем душой, мы схожи.

Спасибо дорогим нашим землякам, гостям из далекой и бесконечно любимой земли, за их горение, за это неутолимое желание, минуя границы и континенты, дарить свой талант людям, множа добро в нашем мире.
Наталия ЛЯЛИНА
Tags: мои публикации, музыка и танец, мультикультура, русская культура в Сиэтле
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments